Скачать прайс-график
Екатеринбург(343) 302-28-38
Кемерово(3842) 75-50-53
Краснодар(861) 290-18-37
Тюмень8-982-764-79-35
Якутск8-914-227-32-43

ВС РФ разъяснит, какие нормы применяются к возникающим на основании договоров перевозки и транспортной экспедиции отношениям

Главная > Новости > Новости Автотранспорт > Дата публикации: 2018-07-02 11:22:41 


Обобщение судебной практики по спорам, вытекающим из договоров перевозки грузов и транспортной экспедиции, позволило Верховному Суду Российской Федерации сформировать ряд правовых позиций, касающихся, в частности, ответственности сторон: перевозчиков – за утрату, недостачу или повреждение порчу груза, грузоотправителей – за искажение сведений о грузе, экспедитора – за неисполнение договора и др. (обзор судебной практики, утвержденный Президиумом ВС РФ 20 декабря 2017 г.). Расширить эти позиции и в принципе разъяснить особенности регулирования соответствующих отношений призван рассмотренный на вчерашнем заседании Пленума ВС РФ проект Постановления "О некоторых вопросах применения законодательства о договоре перевозки автомобильным транспортом грузов, пассажиров и багажа и о договоре транспортной экспедиции.

ВС РФ обращает внимание на то, что, помимо норм Гражданского кодекса, Устава автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта (далее – Устав) и Правил перевозок пассажиров и багажа автомобильным транспортом и городским наземным электрическим транспортом (далее – Правила перевозок), на отношения, которые возникают из договоров перевозки и транспортной экспедиции, заключенных для не связанных с предпринимательской деятельностью целей, распространяются положения Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I "О защите прав потребителей" (далее – закон о защите прав потребителей). Кроме того, перевозчики – организации и ИП, которые осуществляют как коммерческие перевозки, так и транспортировку людей и материальных объектов для собственных нужд без заключения договоров перевозки, должны выполнять обязанности, установленные для эксплуатирующих транспортные средства лиц (в частности – ст. 20 Федерального закона от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения").

Также в Проекте отмечается, что если транспортировка пассажира и его багажа выполняется лицом, для которого перевозка является основным видом деятельности, к соответствующему договору применяются положения о публичном договоре и договоре присоединения (ст. 426 и ст. 428 ГК РФ).

Важное разъяснение касается порядка подтверждения факта заключения договора перевозки пассажира и багажа – прямо указано, что в случае отсутствия, в том числе в связи с потерей, или неправильного оформления билета или багажной квитанции наличие договорных отношений между сторонами можно подтвердить другими доказательствами, предусмотренными ст. 55 Гражданского процессуального кодекса.
Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по перевозке влечет наложение на перевозчика предусмотренной законодательством ответственности (п. 1 ст. 793 ГК РФ). Причем отвечает перевозчик не только за себя, но и за действия иных лиц, услугами которых он пользуется при перевозке, подчеркивает ВС РФ. Так, например, за причинение вреда жизни, здоровью или имуществу пассажира во время перевозки с использованием арендованного транспортного средства ответственность должен нести именно перевозчик, а не владелец ТС, поясняет суд.

Особое внимание предлагается обратить на тот факт, что перевозчик отвечает за утрату, недостачу или повреждение багажа вне зависимости от наличия его вины в этом. Таким образом, по мнению Суда, причиненный действиями третьих лиц вред (в ДТП по их вине или при хищении багажа) возмещается перевозчиком. От обязанности по возмещению ущерба он освобождается только когда повреждение или утрата багажа произошли в связи с обстоятельствами непреодолимой силы (п. 1 ст. 796 ГК РФ).

Поскольку возмещение ущерба при недостаче или утрате багажа невозможно без определения его стоимости, ВС РФ счел нужным уточнить, что при отсутствии сведений о документальной стоимости багажа – указанной в договоре или счете продавца товара – следует использовать среднюю рыночную цену соответствующих товаров в месте, где багаж должен был быть выдан на день добровольного удовлетворения требования или день принятия судебного решения. Причем даже если невозможно доказать действительную стоимость багажа, суд не вправе отказывать в удовлетворении требования пассажира о возмещении убытков только на том основании, что их размер не может быть установлен с разумной степенью достоверности, подчеркивается в Проекте. В этом случае суд определяет сумму возмещения исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства (п. 5 ст. 393 ГК РФ).

При этом важно помнить, что перевозчик не несет ответственности за утрату, недостачу или повреждение багажа по причине ненадлежащей его упаковки – за исключением случаев, когда обязался самостоятельно упаковать багаж или знал о недостатках упаковки в момент принятия товара, но не указал это в провозных документах, – так как обязанность по надлежащей подготовке багажа к перевозке с целью обеспечить его сохранность лежит на пассажире (п. 2 ч. 2 ст. 22 Устава, п. 63 и п. 74 Правил перевозок). Тем не менее перевозчик должен доказать, что багаж был утрачен или поврежден именно вследствие ненадлежащей упаковки, отмечает ВС РФ.

Также предполагается указать судам, что при удовлетворения требований пассажира, основанных на законодательстве о защите прав потребителей, они обязаны поставить вопрос о взыскании с перевозчика штрафа, предусмотренного за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке (п. 6 ст. 13 закона о защите прав потребителей), вне зависимости от того, ходатайствовал об этом сам пассажир или нет.

Крайне важным является разъяснение о возможности привлечения к ответственности за вред, причиненный в процессе перевозки, агрегаторов такси и иных лиц, осуществляющих поиск клиентов для заключения договоров перевозки пассажиров и багажа. Агрегатор, по мнению Суда, должен отвечать перед пассажиром в случае, когда заключил договор от своего имени, а также если у пассажира на основании содержания рекламы, информации на сайте агрегатора или переписки с ним сложилось мнение, что он заключает договор именно с этим лицом, а фактический перевозчик является его работником или привлеченным для исполнения обязательств по перевозке третьим лицом.

Отдельный раздел Проекта посвящен пояснениям ВС РФ о надлежащем применении норм, регулирующих перевозку грузов. Определено, в частности, как разграничить договор перевозки груза и иные договоры, предполагающие транспортировку каких-либо материальных объектов. Если основная обязанность одной из сторон договора заключается не в сохранной транспортировке груза, к данному договору не могут применяться положения ГК РФ и Устава о перевозке груза, в частности – о сокращенном (годичном) сроке исковой давности по требованию к перевозчику, считает Суд. В качестве примера приведен договор об утилизации твердых бытовых отходов, предполагающих их вывоз с использованием транспортного средства.

ВС РФ напоминает, что за повреждение или утрату груза в связи с ненадлежащей упаковкой может отвечать как грузоотправитель, так и перевозчик – если обязался сам упаковать груз или не указал в транспортной накладной известные ему сведения о недостатках упаковки. При этом бремя доказывания того факта, что груз поврежден или утрачен именно вследствие ненадлежащей упаковки лежит на перевозчике.

В остальных случаях за сохранность груза с момента его принятия для перевозки до момента выдачи грузополучателю отвечает перевозчик, даже если утрата или повреждения груза произошли вследствие, например, случайного возгорания транспортного средства, аварии не по вине перевозчика или противоправных действий третьих лиц, в частности кражи груза, отмечает ВС РФ. Однако не стоит забывать о законодательно установленных основаниях для освобождения перевозчика от ответственности (ст. 36 Устава).

Особым образом оговаривается в Проекте право грузоотправителя, являющегося продавцом товара, требовать от перевозчика возмещения убытков за просрочку доставки груза, в размер которых может быть включена сумма договорной неустойки за просрочку, выплаченная грузоотправителем покупателю товара.

Когда перевозка груза осуществляется на основании договора транспортной экспедиции, за его утрату, недостачу или повреждение по причине ненадлежащей упаковки отвечает экспедитор, поскольку на нем лежит обязанность проверять представленную клиентом информацию о свойствах груза и условиях его перевозки (п. 4 ст. 4 Федерального закона от 30 июня 2003 г. № 87-ФЗ "О транспортно-экспедиционной деятельности"; далее – закон о транспортно-экспедиционной деятельности), подчеркивается в Проекте. А при распределении между экспедитором и перевозчиком ответственности за утрату или повреждение груза вследствие иных причин определяющее значение имеет содержание обязательств экспедитора. Если в соответствии с договором он обязан лишь выполнять определенные функции грузоотправителя, например подготавливать необходимые для перевозки документы или осуществлять расчеты с перевозчиком, такая ответственность на него не может быть возложена, отмечает Суд. Если же экспедитор обязуется фактически осуществить перевозку или гарантировать сохранную доставку груза, он отвечает за утрату или повреждение груза (ст. 7 закона о транспортно-экспедиционной деятельности).

Предъявление грузоотправителем иска о возмещении реального ущерба к перевозчику не исключает возможности заявления аналогичных требований к экспедитору, если в соответствии с договором он также должен был обеспечить сохранность груза, считает ВС РФ. В этом случае должны применяться нормы о солидарных обязательствах (ст. 323 ГК РФ), что исключит возможность неосновательного обогащения грузоотправителя.
Если экспедитор заключает договор от своего имени, именно он вправе предъявлять перевозчику требования о возмещении причиненного частичной или полной утратой либо порчей груза ущерба. Причем не имеет значения, кто является собственником груза и возместил ли экспедитор клиенту соответствующий ущерб, – перевозчик обязан исполнить его требования, указано в Проекте. При этом оговаривается обязанность экспедитора уступить клиенту по его требованию права по договору перевозки с целью возмещения убытков перевозчиком, а также переход к клиенту прав и обязанностей экспедитора в случае его банкротства – по аналогии с уступкой требования и переходом прав по договору комиссии (п. 2 ст. 993, абз. 6 ст. 1002 ГК РФ).

Оплачивается перевозка заключившим договор лицом, поэтому в случае его заключения экспедитором фактический перевозчик не вправе требовать оплаты от грузоотправителя, даже того, который по указанию экспедитора подписал транспортную накладную, подчеркивает Суд.

В заключительном блоке разъяснений рассматриваются вопросы о применении к спорам, связанным с перевозкой и транспортно-экспедиционным обслуживанием, сроков исковой давности и порядке рассмотрения претензий. В частности, поясняется, что срок исковой давности по иску экспедитора к фактическому перевозчику не зависит от момента возмещения убытков клиенту и начинает течь со дня выдачи груза (в случае его недостачи или повреждения) либо со дня признания груза утраченным.
Также отмечается, что перевозчик, не ответивший на предъявленную претензию в течение 30 дней с момента ее получения (ч. 1 ст. 40 Устава), не сможет ссылаться на несоблюдение обязательного претензионного порядка истцом в связи с ненадлежащим оформлением претензии.

Кроме того, Суд напоминает, что на период соблюдения претензионного порядка исковая давность по соответствующему требованию приостанавливается.

Стоит отметить, что и судейское, и научное сообщество в целом поддержали Проект, предложив внести в него ряд поправок. Так, например, включение в один пункт разъяснений о недопустимости взимания платы за оформление билетов и праве агента получать вознаграждение за свои услуги, если договор перевозки пассажира и багажа заключается через него, может быть истолковано как возможность включения в это вознаграждение платы за оформление билетов, полагает заместитель Министра юстиции РФ Юрий Любимов. Кроме того, Минюст России предлагает скорректировать по существу положения проекта об ответственности перевозчика за утрату багажа – ограничив ее только случаями причинения вреда вследствие грубой неосторожности (например, когда водитель не закрыл багажное отделение, в том числе во время остановки в пути, что привело к хищению багажа).

Таким образом, не исключается внесение в Проект точечных правок в ходе его доработки редакционной комиссией.

АНО ДПО "ЦПР Профи" проводит повышение квалификации по программам 
 Транспортная безопасность  Консультант ДОПОГ, Водитель ДОПОГ
 Специалист по БДД. Диплом  Перевозка детей

Консультант ДОПОГ
Как проходила аттестация
Видео Консультант ДОПОГ



Новое Видео
с семинара АВТО
21 сент, Кемерово
Видеоматериалы Дробот 287 приказ



Смотреть еще
Смотреть все




Яндекс.Метрика


Новости

Архив новостей